среда, 2 марта 2016 г.

Тыковка

"В сельском огороде случилось еще чудо: из семечка- сердечка,
привезенного бабкой, вылупилось растение с громадными оранжево-орущими
цветами и зеленой змеей изогнулось в жалице, из жалицы взнялось на городьбу,
с городьбы по углу бани взобралось на крышу, уж к трубе подползало и куда б
долезло -- одному Богу известно, да тут лето кончилось, ударил первый
звонкий утренник. Унялась, обвяла пронырливая диковина, цветы ее могильно
смялись, веревка мохнатого стебля сделалась студенистой, шершавые листья
обратились в бросовое тряпье. Но какое удивление, какой восторг охватил
малый да и взрослый народ, когда под листьями, в глубокой борозде объявился
желтопузый, в банный котел величиною, ребристый кругляк. Нечаянно мальчик
нашел затаившиеся в жалице еще два плода, продолговатых и тоже ребристых,
что стиральная доска. Сгреб мальчик под мышки бледнопузых этих поросят,
домой доставил, будто счастливый золотоискатель самородки. Самой уж поздней
осенью, когда проредилась и упала на меже дурнина, за огородом, почти в
самом логу отыскалась еще одна тыквина, но все нутро ее выклевали
пронырливые курицы.
С того лета по сию пору буйствуют в огородах далекого села тыквы...
"

Виктор Астафьев. "Ода русскому огороду"


Тыкву у нас в семье очень любят. Мы готовим из нее сок, фаршируем, делаем запеканки, компоты, всего и не перечислишь! А тыквенные семечки - настоящее лакомство для детей - свое,родное! Разве что самое популярное блюдо из тыквы - тыквенная кашка - у нас не прижилась.
В прошлом году тыквы и кабачки нас порадовали отменным урожаем!То ли сорт хорош, то ли насажала я их без меры, но урожай пришлось перевозить долго!


Очередной свой вязальный проект я решила посвятить любимице-тыкве. Заказывая пряжу, я почему-то решила, что 150г мне вполне хватит на полноценный жакет. Конечно же, не хватило! Пришлось комбинировать, фантазия увела меня далеко от первоначального замысла, но я довольна результатом!


А теперь немного подробностей, как это сделано.

Я хотела составить описание к Тыковке, и оно было уже почти готово, но что-то в последний момент меня остановило. Слишком много в этом жакете сложных узлов, которые нужно описать, многое делалось по наитию. Нехватка пряжи тоже не входила в мои планы. Поэтому, опишу только основные этапы.

Корпус связан одним полотном до разделения на полочки и спинку. После узора "рис" я отложила петли для планки и планировала ее потом привязать, но, так планка у меня другого цвета, стык был очень заметен. Поэтому, мне пришлось пойти другим путем и набирать петли вертикально по краям полочек и привязывать только оставленные открытые петли узора "рис".


Идею застежки я подсмотрела тут

Тыквенная плеть - это полый шнур на 4 петлях, пряжа Dundaga Wool 6/1 Lace с плавными цветовыми переходами. Пуговицы опять с историей, им лет 50 точно, очень люблю использовать в работах бабушкино наследство. По-моему, они очень похожи на маленькие тыковки, которые отыскались в пожухлой лозе. Долго думала, как же связать листики, уж очень унылая плеть без них... Можно было связать крючком, а я с ним до сих пор не дружу. Решила вырезать из фетра, но в магазине не нашлось нужного цвета, зато мне предложили готовые листочки, пришила их.


Узор на спинке вывязан чередованием лицевых и изнаночных петель. Просто нарисовала на листочке в клетку примерный контур, рельефы и повторила на спицах.


В работе использовано четыре вида пряжи.

Нежнейшая Lamora (ангора с мериносом), всеми любимый меринос Harmony, твид Laguna и уже упомянутая Dundaga.


Застежки на воздушные петли мне показалось недостаточно, и я пришила в промежутках кнопочки, замаскировав эти места листиками


Вот такая у меня вышла "ода русскому огороду"! Сегодня у нас снова метель за окном, хотя вчера во всю светило солнце. А мысли все равно уже далеко, на любимой земле, которая дает столько сил, радости жизни!


"Но не могут люди бросить землю, велика привычка и тяга к ней, вера в нее: а вдруг беда какая? Неурожай? Засуха? Война, не дай Бог, снова? На кого и на что надеяться тогда? На землю. Она никогда не предавала и не подводила, она — кормилица наша, всепрошающая, незлопамятная." Так писал Виктор Астафьев.